Храм Святителя Николая Чудотворца

Южно-Сахалинская и Курильская епархия

Второй выпуск "Никольского листка"

Календарь

Интервью руководителя отдела церковной благотворительности и социального служения Южно-Сахалинской и Курильской епархии, протоиерея Максима Лобановского: «Главное помнить, что все добрые дела мы совершаем во имя Господа нашего Иисуса Христа»

Отец Максим, наш приход поздравляет Вас с 10-летием служения в храме Святителя Николая Чудотворца и 6-летием на должности руководителя отдела социального служения и церковной благотворительности Южно-Сахалинской и Курильской епархии. В этом интервью хотелось бы расспросить Вас о главных событиях прошедших лет, реализации социальных проектов на Сахалине. Если позволите, немного о Вашей семье, взглядах на жизнь и пути к Богу. Давайте вернёмся к истокам, каков был Ваш путь к вере? Вы родились в религиозной семье?

 - Всё относительно…в родительском доме присутствие сил свыше, безусловно, признавали, а чтобы ходить в храм на службы - такого не было. Мы жили с родителями в  Белоруссии,  в городе Борисове под Минском. Отец был коммунистом, и мама в тайне крестила меня в три годика. А когда-то давно в прошлом бабушка крестила мою маму. Все так или иначе передавалось из поколения в поколение… надо вспомнить, наверное, что призвание Божие есть и человеческое. Мне было примерно 5- 6 лет, моя мама в тот период работала учительницей и иногда брала меня с собой в школу. Помню, когда я шёл по коридору, вокруг никого не было, у меня возникало странное ощущение, какая-то неопределенная потребность. Понятно, что уже позже в более взрослом возрасте я искал ответ на этот вопрос. Так вот, это не являлось желанием чего-то земного. Я тщетно пытался «перебить» себя какими-то игрушками, сладостями. Это непонятное на тот момент желание и было Божие посещение. Второй рубеж - это было время перестройки, мне было 10 лет, показывают по телевизору священника с позолоченным крестом. Как сейчас помню, у телевизора - мама, старший брат, и я. Старший брат говорит маме: «Давай сделаем, чтобы Максим был попом», мама говорит: «Давай, конечно! Они там много получают». Несмотря на меркантильность этого разговора, он все же врезался в мою память.

Позже, уже в студенческие годы в Минске, когда я учился в лётном колледже на авиадиспетчера:  3 года был курсантом, 2 года - студентом высшего лётно-технического колледжа, в тот период начали возникать вопросы о смысле жизни. Конечно, я начал читать специальную литературу. Мой отец тоже интересовался философскими воззрениями, и из его библиотеки я прочитал восточные учения.  В тот период пришло осознание того, что нужно интересоваться тем, что близко, рядом с тобой, то есть православной верой. Вспоминаю, как я в первый раз приехал в Минск, в центральную часть города, и начал искать православные храмы. Дело в том, что в Белоруссии есть костёлы и православные храмы с католическими формами, и я не мог понять: где же православные храмы. Увидев бездомного, который милостыню собирал, я спросил: «А где православный храм?» Он ответил: «Да вот же, иди!»

И так я впервые попал в собор Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла. Внутри храма проводился ремонт, и шла служба. Это были великопостные дни, но я ничего об этом не знал. С тех пор я стал потихонечку ходить на службы и заметил, что стоя на службе, ничего не могу понять и мысли туда сюда мечутся. Задаю себе вопрос: «Что ты тут стоишь? Уйди! Всё равно ничего не понимаешь, никого не знаешь». Встречная мысль меня тут же останавливает: «Раз пришёл, буду стоять до конца». Полтора часа таких борений, а потом - такая радость на душе, что ничто земное этой радости дать не может, абсолютно ничто! Вот так я постепенно приобщался… А за два года до окончания авиационного училища я поехал в Минскую семинарию.

Обучаясь в авиационном колледже, Вы поехали одновременно поступать в духовную семинарию?

- Нет, я приехал туда паломником. Минская семинария находилась в Жировичском монастыре. Это был для меня ближайший монастырь.  Мне предстояло там жить, трудиться, проводить время в молитве. Я наблюдал жизнь семинаристов за чертой мирских отношений, но… мое сердце так и не запело, и поиск продолжился.

Однажды я зашёл к своему дяде, сейчас он покойный, царство ему небесное! К моему удивлению, он даёт мне деньги, которых хватает, чтобы поехать в Московскую духовную православную семинарию. Омрачало настроение то, что накануне были взрывы в московском метро. Отец говорит: «Оставайся!» «Что же делать?- думаю я и решил я написать две записочки: «ехать» и «не ехать». Читаю три раза Иисусову молитву «Отче наш», три раза - «Богородице, дево, радуйся» и «Символ Веры» и вытаскиваю: «Ехать!» Спросил мнение у Господа, получил ответ и понял, что я еду.

О. Максим, ведь в тот период Вы делали первые шаги на пути воцерковления. Но приняли смелое решение поехать трудником в Московскую духовную православную семинарию, и это был шаг в неизвестность при полном уповании на промысел Божий. Как Вас встретили в Свято-Троицкой Сергиевой лавре?

 - Хочу сказать, это тоже было удивительно. Приезжаю в город Сергиев Посад в Свято-Троицкую Сергиеву  Лавру, и мне говорят идти к отцу Никандру на просфорню трудником. Там у него трудились семинаристы. Подхожу к батюшке: «Благословите у вас потрудиться». Получил благословение и пошёл в гостиницу, а там не оказалось спальных мест для паломников. Я подошел к другому батюшке и говорю: «Благословился трудиться на просфорне, а жить негде».  Он назвал адрес и отправил меня в частный дом, в сыром подвале которого стояли кровати. Мне разрешили остаться. И две недели я там жил и трудился. Увидел, что между ребятами настоящие дружеские заботливые отношения. Обо мне тоже беспокоились и помогали: разрешали пользоваться душем, приглашали в семинарию, было много шуток, смеха, радости, то есть всего того, что «цепляет», понимаешь, что Дух Святой живёт здесь. Я понял тогда, что хочу поступить в Московскую православную духовную семинарию.

Собравшись с духом, я пришёл к архимандриту Науму, старцу Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. К сожалению, он буквально недавно почил (Царство Небесное!). Подошел к нему после службы и спросил: «Как спастись? Он отвечает: «Ну, приходи».

У него была такая традиция: он нескольких человек принимал по утрам, по очереди, а потом выходил в коридор, где ждут его все, и подходил к кому сам хотел. Я стою, жду,  и он ко мне подходит и что-то меня спросил на авиационную тему: формулу какую-то. О. Наум тоже имел отношение к авиации. Мы с ним поговорили, потом он меня прилюдно исповедал и во время исповеди я встал на колено, обычно так дьяконы делают, и в этот момент он мне и говорит: «Будешь дьяконом». Я отвечаю: «Хорошо, благословите меня поступать в Минскую семинарию?» Он спрашивает: « А почему не сюда, не в Московскую?» Я говорю: «Я из Белоруссии». Он: «Ну как Господь управит!» – и благословил меня.

Вы вернулись в Белоруссию или решили остаться в Сергиевом Посаде?

- Я вернулся в Белоруссию, в авиационный колледж, и один однокурсник мне сказал, что в храме требуется сторож. А у меня полгода как раз преддипломная практика и я устраиваюсь в храм Ефросиньи Полоцкой сторожем. Оказывается, что настоятель этого храма знаком с Минским владыкой Филаретом. И вот пришло время мне поступать, и необходимо было взять благословение Минской епархии. В то же время дочери одной из прихожанок храма дают благословение поступать в иконописную московскую школу. Настоятель  обратился к правящему архиерею и сообщил ему о моем стремлении поступать в Московскую православную духовную семинарию.  Владыка Филарет меня пригласил, со мной поговорил, и мне на всю жизнь запомнилось, как это было: он помолчал, было видно, что он помолился, попросил у Господа разрешения и благословения и благословил меня. И так я поехал поступать в Московскую православную духовную семинарию. Приехал за две недели до экзаменов, ничего не знаю, мне сообщили о графике экзаменов. Оперативно начал всё изучать, читать и милостью Божьей поступил.

О. Максим, Вы прошли по конкурсу? Насколько трудно было учиться в Московской духовной семинарии?

- В период перестройки, 90-е годы, во многих семинариях был «бешенный» конкурс, а у нас два человека на место. В принципе, не было сверх естественного конкурса. Самое важное: там смотрят на человека как на личность - это первое, а второе - во всем чувствуется рука Преподобного Сергия Радонежского. По Божьему промыслу отчисляли не самых худших.  Семинарист, может быть, и грешил: прогуливал вечернюю молитву, ещё что-то не делал, он может в душе глубоко каялся, и ему делали бесконечные предупреждения одно за другим. Казалось, висит на ниточке, но до выпуска дотягивает. А бывало, что  человек один раз прогулял, и его сразу отчислили. И в этом видна рука Господа, потому что промысел Божий нам непонятен, только Бог знает смысл всего этого. Учебе в семинарии я отдал пять лет, насыщенных и счастливых.

Вы успешно закончили семинарию, перед Вами были открыты все дороги. А как в Вашей жизни появился остров Сахалин?

- Когда я учился на пятом курсе, меня назначили  старостой группы и класса. Нагрузка от этой деятельности постоянно возрастала, тогда я отчетливо почувствовал усталость, в том числе и от учебы. Однажды нас собрал ректор Евгений, архиепископ Верейский, и спросил: «Кто поедет на Дальний Восток?». Отвечаю сразу: «Я поеду!»

Мне было всё равно, я думал поехать в Магадан. Но мой однокурсник там был и отговорил меня, но посоветовал полететь на Сахалин. «Там, - говорит, - цивилизация и Владыка прогрессивный».  Я написал прошение в Южно-Сахалинскую и Курильскую епархию. И вскоре вызывает меня Владыка Даниил: мы договорились обо всем, переговорив по телефону.  

И я прилетел на Сахалин 31 декабря 2005 года, была сильная метель.  Первого января с утра я пошёл в епархию, понимая, что выходные, но желание скорее встретиться с правящим архиереем Даниилом было сильнее. Естественно, встретиться не удалось в тот день, но запомнилось, как я преодолевал сугробы, тропинок не было, только проезжую часть для машин расчищали.

Остался я в Южно-Сахалинске. В 2006 году, через год, вернулся в  Московскую духовную семинарию, экстерном сдал 5-й курс, защитил диплом. Одновременно была договорённость, чтобы меня на экстернат взяли в Московскую православную духовную академию. Кстати, в этот период Бог мне послал замечательную супругу Светлану – старшую дочь отца Павла Алексеева, протоиерея, настоятеля Храма Святителя Николая Чудотворца.

О. Максим, многие прихожане радуются Вашей замечательной семье и молятся о ее укреплении. Непросто священнику встретить свою вторую половину, чтобы сильное чувство соединяло двоих людей всю жизнь. Если не секрет, как Вы познакомились со Светланой?

- Божий промысел привел нас друг к другу. Ведь, будучи семинаристом, я ехал на Сахалин на год всего. Конечно же, мне очень понравилось отношение Владыки Даниила, но всё же здесь ключевым фактором, который меня задержал на Сахалине, стала встреча с моей второй половиной - Светланой. Наше знакомство и общение легко складывалось, я чувствовал взаимное ощущение родства душ.  Я понял, что Светлана, действительно, моя избранница и это стало последней причиной, по который я решил остаться на Сахалине.

В январе 2007 года мы повенчались. К этому моменту я закончил Московскую духовную семинарию и стал слушателем Московской православной духовной академии.  В марте 2007 года  в Великий пост  меня рукоположили дьяконом в храм Воскресения Христова, а через неделю Владыка Даниил взял меня священником. Пасха наступила, Великая седмица прошла и сорокоуст закончился, 40 дней нужно было служить после рукоположения. Чуть позже 2 ноября 2007 года меня перевели в храм Святителя Николая Чудотворца. В тот период отец Павел один в храме служил, я стал вторым священником, а сейчас нас уже трое – несколько лет назад к нам пришел иерей Евгений Щенников.

Хочу сказать, что с годами важность настоящего семейного очага раскрывается ярче, потому что без надёжного тыла невозможно ничего доброго сделать, абсолютно. Господь посылает нам со Светланой детишек, которые радуют, окрыляют и заставляют трудиться ещё больше. Ведь детям всегда важно видеть личный пример. И мои дети любят со мной вместе пойти в храм по вечерам, когда там никого нет. Мы с о. Павлом понедельно служим молебны, и дети любят, когда я служу панихиды: можно ладан положить в кадила, дочка начинает подпевать: "Господи, помилуй!" Действительно, эта совместная молитва укрепляет семью и радует. Понимаешь, что в шкале ценностей семейная жизнь занимает самую высокую позицию. Поэтому вопрос внутренней жизни семьи очень важен. Я вспоминаю, как-то архимандриту Кириллу (Павлову) задали такой вопрос: "А вы можете назвать счастливые семьи? Потому что везде одни разводы, например, в Сахалинской области - 60% разводов". Он отвечает: "Посмотрите на семьи священников, понятно, что бывает всякое, но, в большинстве, семьи священников – это образец для прихожан, который показывает, как надо жить и к чему стремиться".

Непростой вопрос: тяжело ли быть священником?

- На самом деле, здесь нужно призвание: если сердце ёкает, тогда всё легко. Были, конечно, трудные моменты, но Господь помог всё пережить. Когда смотрю, каким я был 10 лет назад, то чувствую, как Господь ведёт меня по жизни: «шлифует» в каких-то моментах, и, поверьте, важны не внешние эффекты… Мне однажды попалась записка: «Главное - не забыть главное. А то забудешь главное, а это главное!» Одно и то же слово повторяется несколько раз, но в памяти отпечатывается.  А что главное для священника? А главное для священника- это служить Богу! Служить литургию, исповедоваться и причащаться, нести слово о Христе – это главное.  Поэтому это самое важное для меня лично, и я не могу сказать, что я об этом помню, потому что бывает суета засасывает, ты забываешь что-то, не хватает сил и на молитву, падаешь иногда замертво, но Господь показывает, что надо понимать ради чего ты живёшь, ради чего ты это делаешь.

О.Максим, расскажите о тех людях или событиях, которые изменили вашу жизнь? За 10 лет были ли какие-то судьбоносные, интересные встречи, может что-то новое открылось?

- Конечно же, одно из таких событий- это когда Архиепископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон в 2011г. поручил мне  епархиальный отдел церковной благотворительности и социального служения. И позже, спустя несколько лет, я вспоминал слова отца Наума и осознал: «Ты будешь дьяконом», -  они оказались провидческими. Потому что есть такое социальное служение – диакония - это служение о попечении народа. Социальное, дьяконское служение прочно вошло в мою жизнь. Дальше, если посмотрим на какие-то проекты, то они все из жизни: девушка пришла на исповедь: «Прошу прощения за аборт и опять собираюсь его сделать». Мои слова на неё не подействовали, как я её не отговаривал, но в конце сказал: «В любом случае придите, скажите своё решение» Девушка больше не пришла, к сожалению, не в пользу ребёнка был сделан выбор. Соответственно возникла в голове мысль о том, чтобы создать реальную какую-то помощь таким женщинам. Господь услышал и послал мне двух подвижниц: Елену Манойленко и Елену Лемдяеву, психолога и соцработника, с которыми мы написали проект в Москву в синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению и выиграли грант на год. Господь всё посылает. Происходят в моей жизни «неслучайные» встречи и Божией милостью решаются сложные вопросы.

Однажды я выехал освятить квартиру. После таинства освящения мы  обменялись контактами с хозяином квартиры. Он согласился приобрести небольшие подарки для детей в больнице, к которым мы собирались поехать после праздника Рождества Христова. Дальше мы стали сотрудничать: я обозначил проблему абортов у женщин, попавших в сложную жизненную ситуацию. В результате, этот человек после окончания гранта два года финансировал приют беременных женщин. Бизнесмен Андрей Сурдин в 2016 году построил нам для женщин центр «Милосердие» безвозмездно.

В 2013 году на Рождество мы со Столяровой Еленой Анатольевной поехали поздравлять детей в социально-реабилитационный центр «Маячок» г. Южно-Сахалинска. В тот период она была главным врачом Областной больницы.  И вот она спрашивает детей: «Ну что вам подарить?» Мы ожидали, что дети скажут нам про подарочки и мы купим и с радостью им вручим, а детки говорят: «Мы хотим к папе с мамой!»  А папа с мамой, к сожалению, в алкогольной или наркотической зависимости находятся. Соответственно здесь возникает вопрос: а что можно сделать?

Весной 2013 на совещании в Хабаровске одна из секций была по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости. Проблема серьёзная: многие разводятся, умирают, теряют семью. Все эти моменты «зацепили» и заставили задуматься еще раз. Ну, с чего начинать? Конечно, с собственного примера, и 11 сентября в День усекновения главы Иоанна Предтечи четыре человека дают Обет трезвости- трое наших прихожан храма Святителя Николая и один человек из другой церкви - в результате зарождается общество трезвости «Трезвый Сахалин» под эгидой Южно-Сахалинской и Курильской епархии. Постепенно активисты к нам подтягиваются, и мы начинаем дальше реализовывать задачи. В результате сейчас мы организуем две встречи в неделю, в четверг и в пятницу, для зависимых и созависимых (родственников). В 2014 году открылся Реабилитационный центр в Невельске.

Читая лекции на Богословских курсах, я предложил слушателям укрепляться в православной вере, совершая добрые дела. Нужно было посещать не только инвалидов и престарелых в доме-интернате, но и проявить заботу о людях, находящихся в Областной больнице. Создалось общество «Сестры милосердия» под наставничеством Марины Белогорцевой, и вот уже около 10 лет общество опекает больных: записывает имена для треб, раздает крестики и помогает обрести веру.

Каждый шаг освящен Божественной помощью, и мы с благодарностью идем.

Какие Вы хотели бы напутственные слова сказать человеку, который впервые собирается заняться социальным служением?

- Переступивший впервые порог храма человек и  желающий заниматься социальными делами – это люди с совершенно разным уровнем духовной зрелости. Мне хотелось бы сказать, что нужно не бояться заниматься социальной деятельностью и не забывать для чего мы всё это делаем. Можно делать дела для похвалы от батюшек, от людей, а важно делать всё ради Бога! Во Славу Божию. Если что-то делаем ради Бога, то Господь Сам всё управит самым лучшим для нас путем.

Господь посылает всё, я смотрю по приюту для беременных. Сейчас его содержание - это 250 тыс. в месяц, а раньше это было 100 тыс. Когда мы начинали в 2012 году для меня это были баснословные деньги, мы переживали, как будем собирать эти средства, ведь гранд закончится. А сейчас я смотрю, Господь всё делает так, что и долгов нет. Хочу отметить, что на каждом этапе Всевышний посылает в помощь людей. Недавно Аполлинария к нам присоединилась: продвигает в социальных сетях просьбы о помощи для приюта матерей. Пишет легко, душевно и позитивно! Слава Богу, многие отзываются, помогают.

Из Москвы мне позвонили месяц назад. Сообщили, что бизнесмен появился, который хочет профинансировать работу фандрайзера в течение 6 месяцев. Бизнесмен выбрал две епархии, одна из них - наша. Шесть месяцев человек получает зарплату и старается привлечь к социальной работе благодетелей. Дальше он должен справляться самостоятельно. Конечно, когда нет стабильности - это напрягает. Переживаешь, чтобы дело не исчезло, а продолжало жить.

Твердо уверен: действуйте активно, смелее идите навстречу трудностям, а Господь укрепит вас на верном пути.

О. Максим, Вы наверно практически и не заметили прошедшие 10 лет. Правильно?

- Да, время так стремительно несётся. Вспоминаются студенческие годы, как говорят: первые три года ты «на гору» карабкаешься, а потом ты «с горы» едешь. Бывает так, что преподаватели тебя знают, и зачастую тебе ставят оценки по былой славе твоей. То же самое и здесь, если я сначала карабкался, бегал сам, то сейчас меня уже ищут, Слава Богу, мне звонят, чем-то озадачивают. Поэтому я хочу сказать: «10 лет – «на горочку», а сейчас уже «с горочки!»»

Р.S.Уважаемый отец Максим, от имени всех прихожан и добровольческого движения «Тепло души» мы поздравляем Вас с 10-летием служения в храме Святителя Николая Чудотворца, а также с днем Рождения. Желаем реализации всех задуманных проектов, верных подвижников православия рядом, благополучия и процветания! Многая и Благая лета Вам!

3 октября 2017 г.